Редактор не может быть в ответе за всех

Beholder очень злая игра. Особенно для людей, помешанных на контроле, чрезмерно ответственных, верящих, что есть идеальное слово, идеальный поступок, которые позволяют изменить любую ситуацию. Думающих, что, черт возьми, они сами контролируют всю свою жизнь и то, что с ней происходит. Хэй, да я сама была такой.

В Beholder почти нереально спасти сразу обоих детей и жену главного героя. Ты можешь делать что угодно – максимально быстро проходить квесты, красть все предметы у соседей, писать доносы абсолютно на всех – но ты наверняка не успеешь или ошибешься. Особенно при первом прохождении. Прими это.

Как мыслит редактор, помешанный на контроле?

Я отвечаю за всех. Если автор сорвал сроки по любым причинам – моя вина, не предугадал. Если автор сдал слабый текст – моя вина, плохо сформулировал задание, ошибся при выборе человека. Если эксперт невнятно отвечает на вопросы – моя вина, не нашел к нему подход. Если клиент часто пропадает или по сто раз меняет свое решение – моя вина, я его чем-то смутил, запутал, плохо объяснил суть работы. Я могу сделать так, чтобы всё работало идеально. Я могу все предусмотреть. Я могу раз за разом делать безупречные тексты. И если хоть одна деталь была упущена – в этом виноват я и только я.

Знаете, что это? Чушь собачья.

Редактор отвечает только за свою часть работы. Если у автора сломался ноутбук за день до дедлайна – это не вина редактора. Если клиент пришел на интервью с похмелья и не может связать двух слов – это не вина редактора. Если контент-менеджер ошибся и криво выложил текст на сайте – это не вина редактора.

Почему мы так настойчиво берем на себя ответственность за то, что от нас не зависит?

Потому что страшно. Тяжело осознавать, что не все в жизни под нашим контролем. Что может случиться дурное. Сегодня, завтра, в любую секунду. Отсюда даже дурацкая позиция «жертва сама виновата» – потому что это позволяет думать: «Я не попаду в такую ситуацию, со мной это не случится, потому что я все контролирую и не допущу подобного». Иллюзия. Просто так психологически проще.

Читайте также:  Обзор полезных сервисов и программ для копирайтеров и не только

А еще потому что нам это вбивают в голову. «Ты должен, ты обязан, ты отвечаешь за всех, это твоя работа». Так удобнее – всегда ясно, кто козел отпущения. Лет семь назад, когда я работала в типографии корректором, на меня как на самого молодого сотрудника свешивали ошибки всех – дизайнеров, печатников, ребят, которые делают флексоформы и пр. Это было несложно – когда тебе 22 и ты впервые устроился на работу, не так-то легко дать отпор матерому начальнику, особенно если он тебя в два с половиной раза старше. Однажды парень из печатного цеха ошибся и поставил неправильную флексоформу. Перепутал конверты (хотя это надо было умудриться сделать). Он отпечатал около 500 тыс. неправильных экземпляров. Знаете, что было потом? Меня поставили перед фактом, что я еще не один год буду бесплатно работать в этой типографии, чтобы возместить убытки. Потому что это моя вина и моя ответственность. Хотя я даже не работала там официально и в мои обязанности не входило следить за чем-то кроме правильности буковок и циферок, которые напечатаны на форме.

Естественно, я ушла с работы. Но не без чувства вины. И зря.

Редактор отвечает за свою часть работы. И он не экстрасенс. Он не может предугадать все. Если этого вовремя не понять и на каждый чужой факап реагировать с позиции «это я виноват, я плохой, я не справляюсь со своей работой» – здравствуй, эмоциональное выгорание и нервный срыв. Не сразу. Со временем. Но зато почти наверняка.

Где локус контроля редактора?

  • Если установлены жесткие сроки, у меня должен быть запасной план на случай форс-мажора. Я не могу заставить автора сдать идеальный текст без опозданий. Но я могу предусмотреть возможность, что статью придется серьезно дорабатывать или что автор не закончит ее вовремя. И быть готовым – на своей стороне.
  • Я могу подготовить текст к публикации, передать его контент-менеджеру или редактору площадки, дать рекомендации по верстке. Это не значит, что сотрудник сделает все правильно. Но если он допустит ошибку – я буду знать, кому сообщить об этом.
  • Я не могу быть уверен, что клиент вовремя переведет деньги, даже если он пообещал это сделать. Но могу не передавать ТЗ в работу, пока не придет оплата.
  • Эксперт во время интервью несет такую же ответственность, как и я. Можно лишь подготовиться к проблемам со своей стороны и понимать, что делать в случае форс-мажора.
  • Нет никаких гарантий, что новый автор отлично справится со своей работой. Мое право – быть готовым к тому, что все пойдет наперекосяк, и больше не давать ему заданий после первого же факапа.
  • Я могу отредактировать текст, проверить правильность каждого факта и каждой ссылки. Но править ли статью по моим комментариям – дело автора. Публиковать ли ее в том виде, в котором она была отдана – дело клиента или редактора площадки. Я могу отредактировать текст за автора, если он не готов закончить работу, или указать клиенту, что внесенные им изменения не улучшили статью, а наоборот. Но я не могу заставить других делать то, что мне нужно.
Читайте также:  Как НЕ получить работу копирайтера

Редактор не машина. Он может допустить ошибку. Но его дело – исправить ситуацию, а не рвать на себе волосы и не стонать «я плохой, я не справляюсь». И учесть на будущее, разумеется.

Для меня нет профессионализма и крутизны в том, чтобы смотреть на все через призму вины и собственного всемогущества, приписывать себе чужие ошибки и по любому поводу посыпать голову пеплом.

И это не мешает мне делать свою работу.